English      Українська

Обложка книги Бориса Малиновского "Нет ничего дороже..."

"Нет ничего дороже..."
Борис Малиновский

К: Горобец, 2005. -336с: 200 ил. ISBN 966-8508-04-1


"Никто для первых не вбивает вех,
И нет для них в истории примера..."
Эдуард Асадов

Соратники - пионеры кибернетической техники

Вторая глава "Соратники - пионеры кибернетической техники" из книги Бориса Малиновского "Нет ничего дороже...". (Продолжение)

Академик.
Очерк о Владимире Ильиче Скурихине

28.08.2014

С глубокой скорбью сообщаем, что 28 августа 2014 г. после продолжительной болезни ушел из жизни известный ученый в области системотехники и теории систем, лауреат Государственных премий, Заслуженный деятель науки Украины, академик НАН Украины Скурихин Владимир Ильич. ›››

С Владимиром Ильичей Скурихиным я познакомился когда оба учились на электротехническом факультете Ивановского энергетического института. Он был моложе меня на пять лет, но закончил институт раньше, сказалась моя служба в армии (1939-1945 гг.). Должность преподавателя (в том же институте) его не устроила. Он переехал в город Горький, теперь Нижний Новгород. Устроился на работу в крупном научно-производственном объединении. Семья оставалась в Иваново. Решил заняться разработкой автоматизированной линии по выпуску продукции объединения.

В 1957 г. в АН УССР был создан Вычислительный центр. Возникла острая потребность в опытных специалистах, которые могли бы претендовать на должности заведующих отделами вычислительного центра, старших научных сотрудников, словом, были нужны высококвалифицированные специалисты.

Как заместителя директора по научной части меня очень беспокоил этот вопрос, и я стал вспоминать своих бывших однокашников по институту. Вспомнил и Владимира Ильича. В институте он был сталинским стипендиатом, фигура заметная. Написал письмо в Горький. К тому времени он уже был кандидатом наук. К моей радости Владимир Ильич согласился. На какое-то время, до получения квартиры, он воспользовался гостеприимством моей супруги, кстати, подруги жены Владимира Ильича (обе, когда учились, жили в одной комнате студенческого общежития в том же Иванове).

Следует сказать, что мне удалось "перетащить" в Киев не только В.И.Скурихина. В 1958 г. я пригласил на заведование отдела элементов цифровых вычислительных машин Николая Николаевича Павлова, преподавателя Московского энергетического института, кандидата технических наук, также окончившего Ивановский энергетический институт. Он был страстный радиолюбитель, и это стало для меня решающим доводом, что он справится с работой. Так и получилось, когда дело дошло до разработки элементов для УМШН "Днепр".

После Н.Н.Павлова мне удалось уговорить на переезд из Москвы в Киев еще одного однокашника по институту Геннадия Александровича Михайлова, тоже сталинского стипендиата. Я узнал, что он уже несколько лет работает в Институте атомной энергии им. И.В.Курчатова. В 1953 г. он, почти в одиночку, построил для института цифровую вычислительную машину. Несколько лет читал лекции по цифровой вычислительной технике в ряде московских организаций. Словом, такого специалиста очень хотелось бы заполучить. Жил он недалеко от курчатовского института. Рядом, прямо на территории института, размещался работающий атомный реактор. Соседство не очень приятное, по существу - опасное. Поэтому я предложил Геннадию Александровичу сменить Москву на Киев. Он согласился не сразу - хотел закончить подготовку кандидатской диссертации.

Во время второй поездки я сказал ему, что говорил с В.М.Глушковым и он согласен принять его на работу с предоставлением квартиры, но с условием, что он через год защитит диссертацию. Геннадий Александрович согласился. Свое обещание он выполнил, а я приобрел отличного специалиста по вычислительной технике. Так собиралась "команда" моих помощников для разработки УМШН "Днепр": за элементную базу стал отвечать Н.Н.Павлов, за арифметико-логическое устройство - Г.А.Михайлов, за устройство памяти Ф.Н.Зыков (я "перетянул" его из Северодонецка). Созданные отделы пополнились прекрасно подготовленными выпускниками КПИ и Киевского университета им. Т.Г.Шевченко.

В.И.Скурихину я предложил должность старшего научного сотрудника в моем отделе. Он не был знаком с вычислительной техникой, но прекрасно знал теорию автоматического управления, имел практический опыт по применению различных средств электротехники и автоматики.

В.И.Скурихин появился в Киеве, когда работы по созданию УМШН "Днепр" были близки к завершению. К этому времени для доказательства универсальности машины мне удалось найти для ее применений разные технологические процессы. Одним из самых сложных оказался процесс проектирования и вырезки деталей корпуса судна (на Судостроительном заводе имени 61-го Коммунара в г.Николаеве). Владимир Ильич взялся за автоматизацию расчетов, которые ранее вручную выполнялись на плазе - громадном зале, на полу которого конструкторы чертили проекции корпуса судна, чтобы по ним находить размеры судокорпусной обшивки. Для алгоритмизации и программирования этого процесса В.И.Скурихин подключил группу математиков. Я отвечал за разработку системы в целом, за поставку на завод УМШН "Днепр" и вместе с сотрудницей моего отдела Г.Я.Машбиц решал задачу оптимального раскроя деталей корпуса судна из десятиметровых листов стали. На заводе в это время шла наладка станка с программным управлением для вырезки деталей в соответствии с составленной картой раскроя. Созданием и наладкой станка руководил сотрудник Киевского института автоматики Г.А.Спыну. Таким образом появилась возможность обеспечить все участки автоматизированной системы подготовки данных и вырезки судокорпусных деталей. Станок, разработанный Г.А.Спыну, имел название "Авангард". Это название перешло на всю систему. Для подготовки данных для станка срочно понадобился цифровой интерполятор. Его очень быстро разработал Г.А.Михайлов и сотрудники его отдела. Через два года система заработала и была принята Государственной комиссией во главе с академиком А.А.Дороднициным. Черноморский совнархоз отметил разработчиков системы денежной премией.

В.И.Скурихин внес очень большой вклад в создание системы, многие месяцы провел в командировках в Николаеве, руководя работой математиков.

На примере этой работы я убедился в колоссальной работоспособности Владимира Ильича, умении довести до конца очень сложное дело, способности увидеть в полном объеме предварительно очерченную задачу.

В общем однокашники, как говорят, не подвели.

Летом 1965 года В.М.Глушков поехал во Львов и выступил на конференции, проводимой Львовским совнархозом. С воодушевлением говорил, что надо переходить к автоматизированным системам управления предприятиями, рассказал, что это такое. Присутствовавший на конференции директор телевизионного завода Степан Остапович Петровский предложил В.М.Глушкову создать систему управления производством на своем заводе, обещал максимальное содействие. Ученый "загорелся" появившейся возможностью - в то время подобных систем еще нигде не было. Во Львов был послан В.И.Скурихин с командой в пятнадцать человек. За два года система была создана. И он и его ближайшие помощники - А.А.Морозов, Т.П.Подчасова, В.В.Шкурба и др. - все это время жили практически во Львове, работали по двенадцать и более часов в сутки, без выходных. Рассказывая об этих памятных днях, В.И.Скурихин вспомнил, как он встретил новый 1966 год: после напряженнейшего рабочего дня не пошел в гостиницу, а устроился спать на своем рабочем столе, да так и проспал всю новогоднюю ночь.

Уже в процессе работы по созданию системы "Львов" (1965-1967 гг.) у Владимира Ильича сформировался свой отдел, вне нашего отделения кибернетической техники. Он до настоящего времени весьма успешно руководит этим отделом. В 1971 г., когда из нашего института ушел Г.Е.Пухов, работавший первым заместителем директора по науке, на эту должность В.М.Глушков назначил В.И.Скурихина. Мне запомнилось как перед этим Виктор Михайлович в разговоре со мной спросил:

- Вы считаете подходящей кандидатуру Владимира Ильича?

Я сказал, что поддерживаю "двумя руками". Виктор Михайлович поручил ему, как заместителю директора, "опекать" СКБ и отделение кибернетической техники.

Система "Авангард" стала в дальнейшем прообразом так называемых интегрированных систем, так как охватывала весь комплекс плазовых работ по проектированию деталей судокорпусного набора, подготовку необходимой документации для их изготовления, включая карты раскроя и технологическое обеспечение всего процесса проектирования и изготовления судокорпусных деталей. Благодаря В.И.Скурихину дальнейшее развитие идеи "Авангарда" получили в системе автоматизированного проектирования корпусов подводных лодок. Это была очень сложная и крупномасштабная система, позволившая в 20-25 раз сократить проектные трудозатраты. Ее создание потребовало десятилетнего труда В.И.Скурихина, а также ведущих специалистов СКБ института Г.И.Корниенко, И.А.Яновича, В.И. и М.И.Диановых и др. В одном из проектных институтов Ленинграда был создан многоуровневый мощный программно-технический комплекс, обеспечивающий все стадии исследовательского проектирования надводных и подводных кораблей. Разработчики системы, включая В.И.Скурихина, получили Государственную премию СССР.

В.И.Скурихин выполнил ведущую роль при создании последующих систем: обработки данных натурных гидродинамических испытаний судов ("Скорость" и "Гелиограф"), систем испытаний вновь создаваемых самолетов ("Темп", "Вираж"); системы автоматизированного проектирования объектов энергетического машиностроения ("Каштан") и паротурбинных установок АЭС и др.

Простое перечисление созданных под его руководством по сути кибернетических систем показывает, какая огромная работа была проделана им, его отделом и подразделениями СКБ.

Полученный опыт позволил В.И.Скурихину сделать следующий важный шаг - перейти к обоснованию научных основ построения и разработке комплексных автоматизированных систем управления, в которых органически сливаются в единое целое этапы автоматизированного проектирования, технологической подготовки производства, управления производством и испытаний готовой продукции. Эти идеи, изложенные в его докторской диссертации, были использованы на ряде предприятий оборонного комплекса.

В 1972 г. В.И.Скурихин был избран членом-корреспондентом, а в 1978 г. - действительным членом АН УССР. В настоящее время - заместитель по научной работе директора Международного научно-учебного центра информационных технологий и систем НАН Украины и Минобразования Украины, по-прежнему - руководитель отдела, заботливо опекающий своих сотрудников. Можно только восхищаться его огромным трудолюбием, неистощимым оптимизмом, присущим ему талантом руководителя крупных проектов, способностью осуществить, казалось бы, неосуществимое.

Десять лет, проведенных В.И.Скурихиным в моем отделе, участие в создании многих кибернетических систем, в том числе с использованием УМШН "Днепр", дает мне право считать В.И.Скурихина своим соратником и, думаю, он на это не в обиде.

Подвиг молодости.
Очерк о Геннадие Александровиче Михайлове

12.05.2013

12 мая 2013 года ушел из жизни ветеран Института кибернетики им. В.М. Глушкова профессор, доктор технических наук, известный специалист в области вычислительной техники, лауреат премии имени С.А.Лебедева Геннадий Александрович Михайлов - создатель первой в Советском Союзе ЭВМ последовательного действия "ЦЭМ-1", принимал участие в создании первой серийной Управляющей машины широкого назначения "Днепр". Под его руководством был разработан первый в Украине цифровой интерполятор для системы "Авангард" (Николаевский судостроительный завод им. 61 Коммунара). ›››

Мало кто знает, что в ноябре 1953 г., т.е. через полугодие после завершения отладки "БЭСМ", в Институте атомной энергии в Москве была введена в действие и в течение семи лет успешно эксплуатировалась первая в стране ЭВМ последовательного действия "ЦЭМ-1". Решение о ее разработке сформировалось почти случайно. Академику Сергею Львовичу Соболеву, крупнейшему математику (в ту пору заместителю И.В.Курчатова), попал в руки американский журнал с описанием ЭВМ "ЭНИАК". Шел 1950 г. Вероятно, ему было кое-что известно о разработках отечественных ЭВМ "Стрела" и "БЭСМ", начавшихся в то время. Ученый передал журнал руководителю измерительной лаборатории института Н.А.Явлинскому. После чего журнал оказался в руках молодого инженера, три года назад окончившего Ивановский энергетический институт, Геннадия Александровича Михайлова. Среди скудных зарубежных публикаций он разыскал еще две или три статьи в английских журналах о машине "ЭДСАК", построенной в Кембриджском университете. Однако в них приводились лишь блок-схема и паспортные данные машины.

Двоичная система счисления в те времена тоже была откровением, не говоря уже о программировании. Не было и литературы по численным методам решения задач. Была еще одна трудность: бригада, проектировавшая, монтировавшая и потом налаживавшая машину, включая Михайлова, состояла... из четырех человек - двух инженеров и двух техников. В практике создания первых ЭВМ такого не было!

Так же как все схемы первых ЭВМ ("МЭСМ" и "БЭСМ") были разработаны самим С.А.Лебедевым, так и схемы "ЦЭМ-1" были составлены Михайловым. Иной вариант в тех условиях "не проходил".

В "ЦЭМ-1" сразу же была задействована оперативная память на 128 двоичных 31-разрядных чисел на ртутных линиях задержки по 16 чисел в каждой, с последовательной выборкой на частоте 512 кбит/с. Емкость памяти позднее была доведена до 496 чисел и добавлено внешнее ЗУ - 4096 чисел на магнитном барабане. Ввод и вывод данных были организованы на основе телеграфного аппарата СТ-35, цифропечать на телеграфной ленте дублировалась 5-дорожечной перфолентой; ввод данных - с такой же перфоленты через фотосчитывающее устройство на приличной скорости. За режимами в основных блоках машины можно было наблюдать на осциллографе-мониторе - прообразе современных дисплеев. Средняя скорость выполнения операций сложения и вычитания 495 операций в секунду, умножения и деления - 232. В машине было задействовано около 1900 радиоламп, потреблявших около 14 кВт. Размещалась она в шести металлических стойках-шкафах размерами порядка 80x180x40 см каждый. Вопреки опасениям "ЦЭМ-1" работала вполне надежно. Основное беспокойство доставляли ртутные трубки - при длине 1000 мм и диаметре кварцевого акустического излучателя 18 мм нужно было постоянно следить и за острой направленностью ультразвукового луча, и за уровнем отражений от приемного кварца. А таких трубок было тридцать две. Еженедельная профилактика обеспечивала достаточно надежную эксплуатацию.

Можно с полным правом утверждать, что, несмотря на ряд публикаций в зарубежных журналах, разработка ЭВМ в те годы оставалась самостоятельной, оригинальной, основанной на догадках и изобретательности. "ЦЭМ-1" во многом отличалась от "ЭДСАК": по-иному было реализовано умножение (с округлением), введена операция деления (без восстановления остатка), одноадресная система команд заменена двухадресной. Это, кстати, было сделано по предложению С.А.Лебедева уже в период наладки машины - пришлось переделать часть монтажа. Совершенно оригинальной оказалась система модификации команд посредством "признаков" - она очень способствовала сжатию программ, что при ограниченной оперативной памяти имело огромное значение.

Одну из первых программ составил С.Л.Соболев - интегрирование дифференциальных уравнений методом Рунге-Кутта - для обретения навыков программирования. Г.А.Михайловым были разработаны набор программ ввода - вывода, диагностики, а также "потребительские" программы для вычисления интегралов, решения систем уравнений, обращения матриц и др.

Далеко не сразу "ЦЭМ-1" получила признание даже в родных стенах. Руководитель одного из отделений института - академик Лев Андреевич Арцимович, талантливейший физик, экспериментатор и теоретик, прекрасно владея аналитическим математическим аппаратом, вполне мог позволить себе скептическое отношение к таким новациям. Но пришло время, когда и он убедился в полезности и силе ЭВМ: в конце 1954 г. Г.А.Михайлов запрограммировал и решил уравнение, составленное С.М.Осовцом (из команды теоретиков М.А.Леонтовича), которое описывает процесс сжатия плазменного шнура в экспериментах по управляемому термоядерному синтезу. Арцимович поначалу забраковал результат - ускоряющееся сжатие с наложенными на него колебаниями, однако после трех-четырех дней теоретического анализа пришел к такому же результату, а еще неделю-другую спустя из архивов были извлечены осциллограммы, отвергнутые ранее как брак эксперимента, подтверждающие этот неожиданный эффект.

Позднее на "ЦЭМ-1" было выполнено немалое количество расчетов по режимам атомных реакторов, расчету дозиметров и пр. С машиной ознакомились С.А. Лебедев, А.А.Ляпунов, М.Д.Миллионщиков и др. Они дали машине высокую оценку.

В 1959 г. Г.А.Михайлов переехал в Киев, стал руководителем отдела в Вычислительном центре АН Украины (ныне Институт кибернетики имени В.М. Глушкова АН Украины).

В I960 г. он опубликовал курс лекций, прочитанный им в 1958-1960 гг. для слушателей Всесоюзного заочного энергетического института (Москва). Книга вышла в типографии Московского энергетического института под названием "Арифметические основы автоматических цифровых машин и элементы программирования". Книга пользовалась большой популярностью и стала одной из первых отечественных изданий по основам вычислительной техники. В Киев Г.А.Михайлов переехал не один, вместе с ним перевезли ЭВМ "ЦЭМ-1". Она была установлена и отлажена в Вычислительном центре АН УССР. Использование в машине ртутных трубок затрудняло ее эксплуатацию. "ЦЭМ-1" передали в одну из Киевских организаций. Следы ее затерялись. Г.А.Михайлов много потрудился в Институте кибернетики имени В.М.Глушкова НАН Украины. Защитил кандидатскую, затем докторскую диссертации. Принимал участие в разработке арифметического устройства УМШН "Днепр". Под его руководством в очень короткие сроки был разработан первый в Украине цифровой интерполятор для системы "Авангард" (Николаевский судостроительный завод имени 61-го Коммунара). Стал известным в Украине специалистом в области арифметико-логических и запоминающих устройств и много сделал в этой области.

И все-таки самое выдающееся и памятное событие в жизни Г.А.Михайлова, свершившееся на заре зарождения цифровой вычислительной техники - создание первой в Советском Союзе и в континентальной Европе ЭВМ последовательного действия "ЦЭМ-1". Это был воистину подвиг молодого инженера Геннадия Александровича Михайлова.

Первый аспирант В.М.Глушкова.
Очерк о Виталие Павловиче Деркаче

В.П.Деркач стал первым аспирантом В.М.Глушкова, одним из его наиболее любимых учеников. Он прошел не простой жизненный путь, характерный для многих, родившихся в первые годы Советской власти. В 1941 году его, восемнадцатилетнего, призвали в армию. Участвовал в боях под Сталинградом, затем на Западном и Первом белорусском фронтах. Был трижды ранен. Его отец, железнодорожный стрелочник, был арестован фашистскими оккупантами, и дальнейшая его судьба не известна. Мать погибла при бомбежке Запорожья. В годы войны не раз мог погибнуть и он. Под Сталинградом стрелковый батальон, где В.П. Деркач был помощником командира взвода, бросили в бой после трехдневного 200-километрового марша и без всякой артиллерийской подготовки. От батальона через несколько дней осталась пятая часть.

После войны учился сначала в Одесском электротехническом институте связи, а позднее заочно окончил Киевский политехнический институт. Проработав год в Киевском КБ п/я 24, поступил в аспирантуру Института кибернетики АН Украины к В.М. Глушкову. Успешно защитил кандидатскую, а затем докторскую диссертации. В.П.Деркач одним из первых начал исследования по практическому использованию явления люминесценции. По моей просьбе он разработал на основе этого явления информационную панель для УМШН "Днепр" на которой отражался ход повалки бессемеровского конвертера и основные параметры этого процесса. "...Она была изготовлена, - рассказывает В.П. Деркач в книге "Академик В.М. Глушков - пионер кибернетики", - на основе использования малоизвестного в то время проектировщикам ЭВМ явления электролюминесценции, которое ныне широко применяется при построении плоских мониторов для компьютеров. В начале 60-х годов прошлого века нами всесторонне изучены технические характеристики этого явления, его потенциальные возможности по формированию и представлению визуальных информационных моделей. Выявлены факторы, определяющие контраст и яркость изображений, решались вопросы управления свечением. В результате разработаны знаковые индикаторы, мнемосхемы, плоские многофункциональные электролюминесцентные панели многоэлементные матричные и мозаичные экраны, табло коллективного пользования и другие устройства. Кроме "Днепра" экраны этого типа применялись в АСУ "Львов", в машинах "Оптима", "Асор", "Синтаксис", "Киев-67", "Киев-70" и др. Их использование значительно улучшало внешний вид пультов управления машин, облегчало работу оператора. Материалы этих исследований и разработок обобщены в вышедшей в 1968 г. монографии "Электролюминесцентные устройства" (В.П.Деркач, В.М.Корсунский), которая оказалась пригодной для использования в программах обучения студентов вузов. Интересно вспомнить, что когда, например, на международной выставке "Автоматизация-69" экспонировалась ЭВМ "Киев-67", то к ее электролюминесцентному экрану проявили большой интерес практически все представленные там иностранные фирмы. Некоторые из них даже командировали своих представителей для более подробного ознакомления к нам в Киев, где они пристально изучали новый экран и способы управления им. Некоторые из гостей (например, японцы) даже попросили снять обшивку машины, чтобы убедиться в достоверности рассказанного. Они получили исчерпывающие ответы на многочисленные вопросы и на память нашу книгу. Это были одни из первых в нашей стране работы, которые послужили толчком к развитию оптоэлектроники, сформировавшейся ныне как самостоятельное научно-техническое направление."

Весьма интересные результаты были получены Виталием Павловичем Деркачом в результате изучения процессов взаимодействия электронного луча с однородными и многослойными мишенями в процессе производства интегральных схем. В 1967 г. под его руководством была создана и внедрена на ряде предприятий МЭП первая отечественная цифровая специализированная машина "Киев-67", использованная для производства полупроводниковых приборов с рекордными для того времени параметрами. В ней впервые были реализованы высокий уровень языка общения и звуковое сопровождение технологических процессов с целью их контроля. Следующей работой, выполненной совместно с НИИ "Пульсар", - головным предприятием МЭП по электронной литографии, - стала электронная литография (осуществлена впервые в СССР). Для этого была создана машина "Киев-70", позволившая получать наиболее высокие на то время точности позиционирования луча. В НИИ "Пульсар" в 1972 г. с помощью этой машины были созданы полупроводниковые микроструктуры размером 0,5-0,7 мкм., что соответствовало лучшим мировым достижениям на то время. В Институте кибернетики с помощью "Киев-70" были записаны тексты с плотностью 110000 букв/мм кв. (при такой плотности 30 томов Большой советской энциклопедии разместились бы на площади циферблата ручных часов). Разработанные в институте методы автоматизации проектирования ЭВМ (тема "Проект") и процессы электронной литографии нашли широкое применение. В 1987 г. за эти работы В.М.Глушков, Ю.В.Капитонова и В.П.Деркач получили Государственную премию СССР.

В.П.Деркач выполнил комплекс исследований, направленных на повышение параметров СБИС. Была изучена возможность использования для этой цели силицидов тугоплавких металлов переходной группы, выявлены неизвестные ранее физические закономерности, найдены и переданы в промышленность оригинальные конструктивно-технологические решения. Например, исследована твердофазная реакция дисилицида кобальта для формирования скрытых высокопроводящих слоев БИС, построена и изучена математическая модель силицидообразования для случая преимущественной диффузии кремния в металл, разработана технология самосовмещенных затворов КМОП-структур на основе силицида кобальта. Разработанные первые в стране интегральные диодные линейки и матрицы нашли применение в космической технике и выпускались промышленностью.

В.П.Деркач вырос до заведующего отделом, а затем заместителя директора института по научной работе. Уйдя на пенсию, неожиданно для всех, написал поэму "Звезды не гаснут" о своем жизненном и творческом пути и о своем учителе - рано ушедшем из жизни В.М. Глушкове. Словно подтверждая справедливость названия поэмы в 2003 г. к 80-летию со дня рождения В.М.Глушкова В.П.Деркач подготовил весьма обстоятельную книгу "Академик В.М.Глушков - пионер кибернетики".

Основоположник преобразовательной техники в Украине.
Очерк об Андрее Ивановиче Кондалеве и его команде

Андрей Иванович Кондалев стал аспирантом Сергея Алексеевича Лебедева в 1951 году, когда Сергей Алексеевич еще был директором Института электротехники АН УССР и оставался в Киеве, но одновременно работал по совместительству в Институте точной механики и вычислительной техники АН СССР в Москве.1

В ноябре 1952 года Сергею Алексеевичу исполнилось 50 лет. В этот день ученый совет Института электротехники АН УССР, на заседание которого он приехал, отметил его юбилей. Сергей Алексеевич, как всегда, не стал терять времени даром. Поблагодарив за теплые слова, он вместе с аспирантом Андреем Ивановичем Кондалевым поехал в Институт физики АН УССР к академику В.Е.Лашкареву, где под его руководством были созданы точечные германиевые транзисторы. Перед аспирантом он поставил задачу - разработать на транзисторах основные элементы ЭВМ. Договорился с В.Е.Лашкаревым о трехмесячной практике А.И.Кондалева в отделе академика.

Транзистор тогда имел вид медного стаканчика небольших размеров (высота, примерно, 3 см, диаметр 0,5 см) с двумя проволочными ножками (контактами) в основании стаканчика. Третий контакт представлял собой штырек на верхней части стаканчика.

Выходя из лаборатории В.Е.Лашкарева, по словам А.И.Кондалева, С.А.Лебедев сказал ему: "Настанет время, когда на этом кристаллике, что нам показал Вадим Евгеньевич, можно будет разместить всю ЭВМ!" Но это стало действительностью только через двадцать с лишним лет, когда появились большие интегральные схемы (БИС), содержащие на кристалле десятки и сотни тысяч транзисторов, а позднее - сверхбольшие интегральные схемы (СБИС) со многими миллионами компонентов на кристалле, открывшие человеку путь в новую информационную эру.

Ознакомившись с новым электронным прибором, А.И.Кондалев исследовал его характеристики и решил вначале разработать схему безлампового генератора электрических импульсов, что и удалось сделать. Выполненные исследования позволили ему подготовить кандидатскую диссертацию. Одним из оппонентов по диссертации Андрей Иванович предложил меня, защитившего кандидатскую диссертацию двумя годами раньше. С его стороны это было вполне естественно - мы были знакомы уже несколько лет по работе в бывшей лаборатории С.А.Лебедева.

Но, не случайно говорят, что выбирать оппонентом недавно защитившегося кандидата или доктора наук - опасно. Станет дотошно разбираться в работе и обязательно что-то накопает не в пользу диссертанта.

Так и случилось. В расчетах моего друга я нашел довольно существенную погрешность. Показал Андрею Ивановичу, и он убедился в моей правоте. Исправлять работу было поздно, да и незачем - в целом работа была проделана большая, обнаруженная неточность не могла изменить весьма положительной оценки, что я и сделал.

Его вторым заметным результатом была работа по созданию устройства ферритной памяти для ЭВМ "Киев". И здесь он проявил себя с лучшей стороны. Под его руководством были разработаны схемы устройства и выполнена его отладка.

В последующие годы его незаурядные способности проявились при создании так называемых преобразователей формы информации (ПФИ). Этому он посвятил всю оставшуюся жизнь и внес весьма существенный вклад в развитие теории и проектирования средств преобразовательной техники. Развитие преобразовательной техники как нового научно-технического направления в кибернетической технике началось еще в конце 50-х годов по его инициативе.

Алгоритмический синтез и анализ методов аналого-цифрового преобразования, кодирование быстропротекающих процессов, теория погрешностей аналого-цифровых АЦП и цифро-аналоговых ЦАП, проектирование узлов и элементов преобразователей на современной микроэлектронной базе, синтез помехозащищенных АЦП, преобразователи для мини- и микро-ЭВМ - вот далеко неполный перечень решенных им и под его руководством проблем.

То время было характерно переходом вычислительной техники на новую элементную базу. На смену лампам пришли полупроводниковые приборы. Значительно увеличился выпуск ЭВМ, однако аналого-цифровые и цифро-аналоговые преобразователи, серийно не выпускались.

Под руководством А.И.Кондалева в 60-х годах XX ст. на базе его теоретических изысканий были разработаны и переданы в серийное производство преобразователи серии "БЛОК", а также многоканальные, высокоточные и быстродействующие преобразователи для медико-биологических и астрономических исследований и для сигналов низкого уровня. Среди ведущих сотрудников, работавших под руководством А.И.Кондалева в то время, следует отметить кандидатов технических наук П.М.Сиверского (лауреата Государственной премии УССР), С.Д.Хачатурова (трагически погиб в 1974 г.), В.И.Патерикина.

В начале 70-х годов прошлого века произошла смена поколений средств вычислительной технике и А.И.Кондалев внес существенный вклад в проектирование и создание преобразователей третьего поколения. В этот период им были разработаны основы теории преобразователей формы информации, что позволило ему успешно защитить докторскую диссертацию. Под его руководством для различных применений были спроектированы преобразователи АЦП-33, АЦП-ЗЗМ, АЦП-23 и др. Ведущими сотрудниками отдела этого периода становятся кандидаты технических наук В.А.Романов, А.И.Никитин, В.А.Багацкий, В.П.Стокай.

В конце 70-х годов прошлого века наряду с разработкой ПФИ на серийных интегральных схемах создаются ПФИ в виде специализированных микросхем. Развивается машинный анализ и синтез ПФИ. Создаются устройства контроля и измерения параметров преобразователей. Разработанные ПФИ широко используются в АН СССР, АН УССР, министерствах приборостроения, радиопромышленности, промышленности средств связи.

Начиная от первых образцов преобразователей, все разработки, выполненные под руководством А.И.Кондалева, отвечали высоким требованиям, по своим параметрам превосходили отечественные серийные устройства аналогичного назначения. Преобразователи серии "Блок" были самыми быстродействующими в 60-х годах отечественными преобразователями. Созданные на элементах II поколения, они сопрягались со всеми выпускаемыми в то время ЭВМ. Развитие элементной базы позволило создать семейство преобразователей на микросхемах, ориентированных на различные применения: многоканальный преобразователь АЦП-ЗЗМ для систем автоматизации научных экспериментов, систем контроля параметров РЭА; высокоточный преобразователь АЦП-34 для систем автоматизации уникального эксперимента, систем контроля параметров прецизионной РЭА; быстродействующий преобразователь АЦП-24 для тензометрических систем; адаптивный АЦП-35 для обеспечения высокой помехозащищенности.

Основные результаты выполненных А.И.Кондалевым исследований отражены в трех монографиях, 110 научно-технических статьях, докладах на международных, всесоюзных и республиканских конференциях.

Изобретательская деятельность его и его учеников охватила все области преобразовательной техники (30 авторских свидетельств).

А.И. Кондалев уделял большое внимание подготовке кадров высшей квалификации. В недалеком прошлом молодые специалисты, пришедшие в его отдел, и его аспиранты получили признание среди специалистов в области преобразовательной техники в Украине, стали обладателями научных степеней (д.т.н. В.А.Романов, к.т.н. В.А.Фабричев и ряд других). Успешно работают научные сотрудники П.С.Клочан и Ю.А.Брайко, старший инженер В.Н.Лаврентьев.

Результаты исследований А.И.Кондалева и работавших с ним сотрудников были отмечены медалями и дипломами ВДНХ СССР и ВДНХ УССР, дипломами НТО им. А.С.Попова и другими наградами. Возникли широкие научные связи с многими НИИ и производственными предприятиями Украины и бывшего Советского Союза. А.И.Кондалев был награжден премией имени С.А.Лебедева Президиума АН УССР.

Как ученый и как участник Великой Отечественной войны Андрей Иванович Кондалев пользовался большим уважением и любовью со стороны своих сотрудников и сотрудников отделения кибернетической техники. Тяжелая болезнь слишком рано оборвала его жизнь. Но он успел передать дело своей жизни в надежные руки. Сегодня отделом преобразований формы информации руководит его способный ученик и последователь доктор технических наук Владимир Александрович Романов.

Один из немногих уцелевших.
Очерк об Андрее Михайловиче Лучуке

17.08.2017

С глубокой скорбью сообщаем, что 15 августа 2017 г. ушел из жизни доктор технических наук, профессор, Заслуженный деятель науки Украины Андрей Михайлович Лучук.

"- Я родился 1 ноября 1925 года в селе Бурковцы Погребишевского района Винницкой области, - написал мне A.M.Лучук.

- С июля 1941 по декабрь 1943 года наша местность была оккупирована. С января 1944 г. по апрель 1950 г. служил рядовым солдатом в Советской Армии. Во время войны участвовал в боях в составе 3-го Белорусского фронта, был дважды ранен. Демобилизовался из армии только в апреле 1950 г. Задержка с демобилизацией была вызвана тем, что пришлось служить в полку, который строил аэродром (г.Прилуки). Срок службы в авиации был больше, чем в пехоте."

В этом коротком рассказе A.M.Лучук написал о своем участии в войне лишь одну фразу. Я попросил его написать об этом подробнее, что он и сделал.

"- Годы войны оставили самые памятные воспоминания. Много помнится до деталей. В 1944 году я находился в составе 144 пехотной дивизии, служил рядовым, вторым номером ручного пулемёта, автоматчиком. Приходилось бывать в боях, участвовать в атаках. Память сохранила непомерные трудности фронтовой обстановки, которые, казалось бы, человеку не вынести.

Летом 1944 года в Белоруссии развернулось грандиозное наступление наших войск. Полк, в котором я служил, 24 июня вступил в бой за Богушевск, районный центр Витебской области. Наш батальон наступал на городок с севера (место нашей атаки впоследствии я видел из окна поезда, когда ехал в Ленинград). Бой был как бой, жестокий, гибли люди. Для его описания потребовался бы отдельный рассказ. Скажу только, что около половины нашего взвода осталось там, под Богушевском убитыми и ранеными. Такова действительность той войны.

После освобождения Богушевска стремительным маршем мы шли на запад. Прошли севернее Минска и к исходу дня 7 июля 1944 года уже приближались к Вильнюсу. Шли пешком без отдыха с солдатской выкладкой. Тяжело ли это? - Проверять не советую.

Поздним вечером, практически ночью 7 июля был объявлен привал, и я свалился в прямом смысле слова. И не было сил подняться, чтобы подойти к походной кухне за ужином. Нужен был сон, нужен был отдых, силы на исходе. И вот после ужина и получасового отдыха была дана команда "шагом марш" и всю ночь мы шли и шли. Утром солнце уже взошло, нас развернули в цепь на поле ржи. Двигаться не было сил, хотелось спать, но вокруг война, уже чувствовался жар боя, пулемётные очереди, разрывы снарядов. Дана команда окопаться. И не зря. Два вражеских истребителя начали поливать нас из пулемётов. Сосед мой по цепи, мальчишка (а я старше его не больше, чем на год) пострадал. Его тяжело ранило - обе ноги оказались перебитыми.

Отдыхать не пришлось - начались бои за Вильнюс. Наш поредевший взвод продвигался вдоль железнодорожной ветки. Я хорошо запомнил горящие слева фашистские самолёты - там был аэродром. И что характерно, когда прошёл бой, об усталости я забыл. В запале атаки я выскочил на горку и оказался один на открытом месте. Напротив, метров 200 впереди, хуторок с домиком и сараем, там спрятались немецкие солдаты и затем из автоматов начали стрелять по мне. Место открытое, я залег. По счастливой случайности передо мной оказался небольшой бугорок земли, буквально два броска земли лопатой. За этим бугорком я и лёг. Всё кончилось для меня благополучно - пуля, направленная в голову, скользнула вверх по бугорку земли и по моей голове, оставив кровавый след, глаз залился кровью, пилотка была пробита другой пулей, а солдатский котелок пришлось выбросить - он был в вещмешке за спиной и пробит пулями. Мне повезло, а сколько погибло рядом со мной! Вот такая она, война, - закончил рассказ A.M.Лучук."

Помните эти строчки из известной послевоенной песни:


Дымилась роща под горою,

И вместе с ней горел закат...

Нас оставалось только трое

Из восемнадцати ребят.

Как много их, друзей хороших,

Лежать осталось в темноте -

У незнакомого поселка,

На безымянной высоте.


Эти строчки и об A.M.Лучуке.

Автор книги попал на фронт раньше, чем A.M.Лучук, - в первые дни войны, встретив ее также девятнадцатилетним. Артиллеристам (а я основную часть войны был в составе артиллерийского полка 55-й стрелковой дивизии) было легче. Но и нам доставалось. Помню, когда дивизию сняли с Северо-западного "болотного" фронта (она пробыла там более триста дней), то командир нашего полка, выступая на офицерском собрании, сказал:

- Если бы не пополнение, наш полк перестал бы существовать!

Поэтому я очень хорошо представляю, что пережил Андрей Михайлович, каким возвратился с войны.

Мне на всю жизнь запомнилась фраза из какой-то книги о войне: "Война есть война, с полей смерти не возвращаются помолодевшими". Она относится к поколению воевавших, к Андрею Михайловичу. До войны он окончил девять классов средней школы. Аттестата об окончании школы не имел. А ему в апреле 1950 г. шел двадцать пятый год. Решил поступать в Украинский сельскохозяйственный институт на факультет электрификации. Приемная комиссия поступила мудро и вместо всупительных экзаменов разрешила сдать экзамены по учебным курсам первого года обучения. В июне 1952 г. он был принят прямо на второй курс института. Повзрослевший на войне A.M.Лучук, окончив институт, сразу же включился в напряженную трудовую деятельность, наверстывая упущенное.

В 1955-1958 гг. успешно закончил аспирантуру в Украинской сельскохозяйственной академии. С января 1959 по март 1962 года работал в Институте автоматики Госплана УССР, старшим научным сотрудником. Его кандидатская диссертация "Частотное устройство телеуправления с синхронными фильтрами-генераторами для сельскохозяйственных энергосистем и исследование его работы" была высоко оценена в Институте автоматики Госплана УССР. Разработанное им устройство было передано в опытную эксплуатацию на Корсунь-Шевченковскую энергосистему. Затем были созданы бесконтактные устройства избирательного управления и контроля для электрических станций и бесконтактное устройство телемеханики "Бутон", использованы в Институте автоматики Госплана УССР.

Четыре года - с 1962 по 1966-й A.M.Лучук работал в моем отделе управляющих машин. Он запомнился мне своим спокойным характером, выдержкой, умением находить общий язык с коллективом отдела. Телемеханика, средства передачи информации по-прежнему продолжали интересовать его, он продолжал развивать исследования, начатые в Институте автоматики Госплана УССР. Я ему не препятствовал, наоборот, помог организовать в 1966 г. отдел средств передачи информации.

В 1972 году он защитил докторскую диссертацию "Разработка методов и технических средств формирования и различения информационных сигналов в управляющих, измерительных и вычислительных системах". В 1977 году ему было присвоено ученое звание профессор, а в 1986 году звание заслуженного деятеля науки Украинской ССР. A.M.Лучуком опубликовано 170 научных работ, в том числе четыре монографии. Имеет 42 авторских свидетельства.

Основные направления научных исследований, выполненных им за 24 года в Институте кибернетики имени В.М.Глушкова НАН Украины, связаны с разработкой интерполяционного метода оценки информативности изображений и методов их кодирования (субоптимальные неравномерные коды); информационно-вычислительными сетями на основе радиосвязи, пакетной радиосвязи; использованием сигналов различной формы в системах передачи дискретных сообщений (сигналы прямоугольные, треугольные, импульсные и другой формы), с методами цифровой обработки таких сигналов. В 1980 г. им было разработано и применено в системах научных исследований в организациях АН УССР устройство передачи дискретной информации "СПИН" для обмена дискретной информацией в информационных и вычислительных системах.

С 1996 года по май 2000 года A.M.Лучук работал в Институте космических исследований АН УССР (ведущий научный сотрудник).

Последние годы работает в Университете информационно-коммуникационных технологий (бывший Институт связи), профессор.

Память о войне хранят его ордена: "Отечественной войны I степени", "За мужнiсть". Медали "За боевые заслуги", "За отвагу", "За взятие Кенигсберга", "За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.". Более 10 юбилейных медалей. К ним добавилась еще одна, посвященная 60-летию победы в Великой Отечественной войне.


1С.А.Лебедев заведовал лабораторией №1, специально созданной для разработки БЭСМ.

Борис Малиновский "Нет ничего дороже..."
К: Горобец, 2005. -336с: 200 ил. ISBN 966-8508-04-1

© Б.Н.Малиновский, 2005