Українська      English

Ванневар Буш - царь науки
Леонид Черняк

 

 

Чтобы понять мир Билла Гейтса и Билла Клинтона, попытайтесь сначала понять Ванневара Буша.
Майкл Шерри, американский историк технологий

Становление новых технологий требует инвестиций, причем на начальных этапах, как правило, невозможно определить срок окупаемости. Такая ситуация сложилась и в первое десятилетие развития Интернета, поэтому не стоит удивляться тому, что работы по его созданию носили чисто исследовательский характер, Сеть могла развиваться исключительно на бюджетные деньги, источником которых стало Министерство обороны США. Спустя годы результат настолько превзошел исходные требования этого ведомства, что, вполне вероятно, второго примера использования двойных технологий, сравнимого по значимости с созданием Интернета, не будет никогда.

Возникает естественный вопрос: как же могло случиться, что средства, выделенные на прикладные военные разработки, обернулись благом для всего просвещенного человечества? Заподозрить Пентагон в альтруизме сложно, и интуитивно понятно, что есть какая-то иная причина.

К счастью, в истории науки встречаются яркие и нестандартно мыслящие личности, обладающие не только даром научного предвидения, но и могучей способностью к тому, что теперь называют научным администрированием. За то, что в процессе решения прикладных оборонных задач удалось создать фундамент для Интернета, мы должны быть признательны выдающемуся ученому и администратору Ванневару Бушу (1890-1974). Именно ему принадлежат основные идеи управления разработками двойного назначения, которые впоследствии позволили найти организационные формы и источники финансирования глобальных сетевых проектов.

В Буше удивительным образом и чрезвычайно органично сочетались три мало совместимых качества: он был крупным ученым академического толка и преподавателем, обладал универсальным инженерным видением и при этом был еще умелым руководителем. Все, кто знакомится с его биографией, не перестают удивляться широте увлечений. Поражает, например, такой факт: уже выйдя на пенсию, он до последних лет своей жизни занимался изготовлением в своей домашней мастерской уникальных хирургических инструментов.

О его научной деятельности, в том числе о предвидении гипертекста, о работах, связанных с созданием первых компьютеров, известно довольно широко, но с современных позиций трудно сказать, что оказалось более важным в карьере Ванневара Буша - эти исследовательские работы или его активность как организатора науки.

До начала второй мировой войны Буш вел преподавательскую и научную работу, был деканом в Массачусетском технологическом институте. Его судьба, как и судьба многих современников, была изменена войной: в 1940 г. от президента Рузвельта поступило приглашение войти в администрацию на должность советника по науке. Здесь по заданию президента США в обстановке полной секретности Буш занимался организацией работы ученых и инженеров, среди которых было немало эмигрантов из Европы, в американском военно-промышленном комплексе. Он стал одним из тех, кто за несколько лет вывел США с научной окраины (по сравнению с предвоенной Европой) на передовые позиции.

В ходе этой работы им была осознана необходимость в использовании высоких технологий для нужд военной индустрии. Тогда эта довольно тривиальная по нынешним временам мысль нуждалась в доказательстве. Преодолев сопротивление консервативно настроенных военных, с одной стороны, и леволиберальные взгляды европейских ученых-эмигрантов, с другой, Буш сумел нацелить тех и других на превращение науки в средство достижения военного превосходства.

Сила и влияние Буша оказались столь велики, что его называли царем (именно так - tzar) американской науки. Этого неформального звания он был удостоен прежде всего за то, что ему удалось организовать Манхэттенский проект. Поэтому не случайно, что в 1942 г. Буша назвали персоной, от которой зависит, выиграет Америка войну или, наоборот, проиграет. Помимо бомбы Буш стимулировал целый ряд военных проектов, начиная от нестандартных и малопрактичных средств для диверсий и заканчивая разработкой автомобилей-амфибий.

О деятельности Ванневара Буша написано немало, недавно вышла книга: G.Pascal Zachary. "Vannevar Bush, Engineer of the American Century". Но это совсем другая, не слишком близкая к Сети история, где основное место занимает тема создания ядерного оружия. Для нас же сейчас важно совсем иное: к каким выводам пришел Ванневар Буш, пребывая на посту советника президента Рузвельта по науке и являясь идеологом целого ряда военных разработок. Ванневар Буш изложил свои взгляды в записке для президента: "Предел науки - бесконечность" (Science: The Endless Frontier), поданной в 1945 г.

Буш первым понял, что в мирное время требуется принципиально иная модель организации научных исследований, чем для военных условий. В тот момент, когда война еще только приближалась к концу, он вынашивал идею конверсии науки, задумав поколебать незыблемость здания, построенного собственными руками. Это был довольно мужественный поступок: создав организационную структуру - назовем ее оружейной, с успехом использованную для создания бомбы, он сам же стал критиковать ее, считая, что она не всегда оптимальна для развития мирной науки, особенно для перспективных научных исследований.

Оружейная модель прежде всего предполагает приоритет определенных целей и задач, предложенных учеными или политиками (Буш называл их milestones - верстовыми столбами). Главными элементами такой модели являются государственное финансирование и планирование результатов. Буш признавал эти качества важными, но только для экстремальных условий, а мирная модель науки должна отличаться от оружейной приматом личности ученого и свободы творчества. Не случайно "золотое правило", обеспечившее успех Кремниевой долины, звучит так: "Вначале действуй, разрешения спрашивай потом", - и оно явно наследует принципы Буша.

Не стоит спорить с тем, что крупные государственные программы, например связанные с исследованием космоса, не могут использовать иную модель, кроме оружейной, но для целого ряда случаев, когда нельзя заранее расставить верстовые столбы, как было с Интернетом, требуется альтернативная модель, движущей силой которой является любознательность, познавательный и личный интерес ученых. Полезный результат таких работ поначалу не вполне очевиден, но перспективно мыслящее государство, как считал Буш, обязано финансировать и их, не требуя немедленной отдачи.

В последующие годы жизнь показала, что оружейная модель на самом деле имеет существенные ограничения. Надо с сожалением признать, что очень многие из числа тех, кто возглавлял работы по информационным технологиям в нашей стране, пребывали в плену этой модели и не видели иной. В течение нескольких десятилетий они не смогли осознать, в чем заключается специфика предмета их деятельности, и в результате мы имеем то, что имеем. Недавно мне довелось побывать на одной ритуальной встрече экс-руководителей российских оборонных НИИ, связанных с информационными технологиями, где я с прискорбием убедился в том, что их взгляды и убеждения не подвержены никаким изменениям ни при каком воздействии меняющегося окружения.

Однако вернемся к Бушу. Приведем несколько высказываний, афористично выражающих его взгляды на роль личности ученого.

"Индивидуальность для меня - все. Я сделаю максимум возможного, чтоб снять любые ограничения".

"Дайте людям деньги и свободу, и они вернутся к вам с чем-то полезным".

"Сегодня все понимают, что авторами всех замечательных изобретений являются яркие индивидуальности, но при этом редко задумываются о том, что для них нужно создавать соответствующие условия".

А вот основные тезисы, вошедшие в записку "Предел науки - бесконечность":

Случилось так, что к тому моменту, когда меморандум Буша был подготовлен, на смену великому президенту США Франклину Рузвельту пришел Гарри Трумен, не отличавшийся особыми талантами, а затем началась холодная война и внутриполитическая обстановка в стране заметно изменилась. В новых условиях вплоть до 1957 г. концепция Буша была отвергнута и почти забыта.

Но когда самоуспокоенность Америки была нарушена успехами советской космонавтики, на политическом Олимпе оказались совершенно иные фигуры: в аппарате президента Дуайта Эйзенхауэра теперь были политики нового поколения - Нельсон Рокфеллер и Генри Киссинджер. Они осознали значение науки для национальной безопасности и при выработке новой государственной политики обратили свои взоры на работы Буша. Существенное влияние на формирование обновленных взглядов на роль науки оказали выступления в Конгрессе Джона фон Ньюмана. В итоге 12 февраля 1958 г. было приято решение о создании в ведении Министерства обороны организации, ответственной за фундаментальные исследования. Этой организацией стала ARPA (Advanced Research Projects Agency), из состава которой в 1960 г. выделилась чисто гражданская организация NASA (National Aeronautics and Space Administration).

Устав ARPA впитал в себя основные истины, проповедуемые Бушем. Создаваемая организация базировалась на следующих принципах:

На начальном этапе становления сетевых технологий эта модель оказалась вполне адекватной поставленным задачам, и результаты не заставили себя ждать.

Но на этом влияние Ванневара Буша на развитие американской науки не окончилось, и мы можем сейчас найти множество примеров признания его трудов. В сентябре 1998 г. комитет по науке Конгресса США опубликовал меморандум "Раскрывая наше будущее: направления новой национальной научной политики" (Unlocking Our Future Toward a New National Science Policy, www.house.gov/science/science_policy_report.htm). В нем определена на ближайшее десятилетие роль, которую должно играть государство в развитии науки. Документом признается, что основой государственной политики по отношению к науке остаются взгляды Ванневара Буша, выраженные в записке "Предел науки - бесконечность".


Материалы публикуются с разрешения редакции сайта "Виртуальный компьютерный музей"
Хронология развития компьютерной техники в Украине